Константин Кушнир: «Белое Безмолвие» - осуществление мечты

06.12.2010

Снегоходная экспедиция от Северного Ледовитого Океана до Белого моря

«Белое Безмолвие» - осуществление мечты

История проекта, участники, техника. Мечту о том, что он хочет выехать на берег Северного Ледовитого Океана, Audrius Dabužinskas поведал мне лет 5 назад во время нашей второй совместной джип экспедиции по Кольскому.

Неважно, на чем – на джипе, квадре или снегоходе – но выехать на берег Северного Ледовитого Океана. Беда в том, что 25 километровая зона вдоль побережья России является регламентированной для посещения иностранцев, и до последнего времени получить пропуск для проезда в эту зону было весьма затруднительно, вне зависимости от того, есть ли там какие-либо объекты, или на десятки километров кругом простирается безлюдная тундра. Мое предложение выехать на берег Кольского залива в районе Мурманска (вода соленая, Баренцево море, однако) было категорически отвергнуто.

В январе 2010 маршрут экспедиции был проложен по карте и включил в себя несколько серьезных этапов вдали от традиционных туристических, оленеводческих, рыбацких и охотничьих снегоходных троп. После непродолжительной переписки разрешение ФСБ на проезд литовской группы в регламентированную зону было получено.

Участники экспедиции, техника:

Audrius Dabužinskas - участник джип экспедиций в 2003 и 2005 г.г, четырехдневной в 2008 г. и пятидневной в 2009 г. снегоходных экспедиций по Кольскому, ехал на снегоходе Polaris Transsport 550, 2008 года.

Edmundas Jonikas - участник многих экстремальных экспедиций в России, джип экспедиций в 2005 и 2009 г.г, четырехдневной в 2008 г. и пятидневной в 2009 г. снегоходных экспедиций по Кольскому, ехал на снегоходе Polaris Transsport 550, 2008 года.

Andrius Baltrušaitis - участник четырехдневной в 2008 г. и пятидневной в 2009 г. снегоходных экспедиций по Кольскому, ехал на снегоходе Polaris Sport Touring 550, 2005 года.

Algirdas Armalas - участник четырехдневной в 2008 г. и пятидневной в 2009 г. снегоходных экспедиций по Кольскому, ехал на снегоходе Lynx Ranger 550, 2008 года. Константин Кушнир - турфирма «Кольские Экспедиции» (www.kolatrip.spb.ru, www.kola-exp.com) организатор джип, эндуро экспедиций по Кольскому с 1994 г, организатор снегоходных экспедиций по Кольскому с 2006 г. (накатка на снегоходах с 2006г. – более 30000 км), ехал на снегоходе Lynx Tundra 550, 2009 года.

День первый,13 марта. 10 часов утра. Наконец-то все снаряжение подогнано, проверены лавинные датчики, увязаны на багажники лавинные щупы и лопаты, рюкзаки и запасные канистры. Старт от снегоходной базы турфирмы «Кольские Экспедиции» на окраине Кировска. Отличная погода - саамские духи к нам благосклонны, и это не шутка. Попытки пошутить и поёрничать на эту тему, а так же не ублажить саамских духов во время вечерней трапезы или при прохождении перевалов не раз в летних и зимних экспедициях заканчивались реальными проблемами.

За очень небольшими исключениями первый экспедиционный день используем для серьезной тренировки в горах – так навыки снегоходного драйва восстанавливаются (или появляются) гораздо быстрей. Для начала активно раскатываемся по стенкам небольшого ущелья, в хаф-пайпе, с каждым виражом забираясь все выше и выше по почти отвесным склонам. Следующая тренировка – максимальный подъем с разворотом вниз - происходит на склоне Снежного цирка, сегодня он не лавиноопасен.

Чтобы получить более полное представление о горном драйве в Хибинах – можно посмотреть видеоролик на главной странице сайта www.kola-exp.com .

Разница только в том, что действующие лица в ролике – опытные спортсмены из Вологодского клуба «Русский снег» на спортивных и горных снегоходах, позволяющих порезвиться круче, чем мы с туристами на Турингах.

Обедаем в уютной горной гостинице на Куэльпорре, здесь же будем ночевать.

После обеда – разгружаем снегоходы и сразу в седло, пока не потянуло на сиесту. После тренинга на склонах Снежного цирка подъем на вершину Каскаснюнчорр (1100,9 м) дается без проблем, снег сегодня плотный, Туринг и Трансспорты с их короткими гусеницами на крутом подъеме не вязнут.

Шикарный вид с вершины при полном отсутствии ветра – это реальный бонус!

Прыжок в спуск с перевала Северный Рисчорр всегда добавляет адреналина в кровь. Некоторые пассажиры и водители не стесняясь кричат в спуске, некоторые вообще наотрез отказываются спускаться. Насколько видно вниз – склон чистый, снег не взбаламучен сошедшей лавиной, поэтому бросаю снегоход вниз с ускорением, выхожу на перелом склона, где уклон уже такой, что тормозить бесполезно – и вижу внизу на линии спуска группу туристов - лыжников, поднимающихся на перевал. Дальше – как в замедленном кино – лыжники пытаются уйти с траектории движения снегохода, а я пускаю снегоход змейкой там, где они уйти явно не успевают. Спустившись с перевала, по рации передаю ребятам, чтобы вниз ехали аккуратно и лыжников не пугали. Когда вся команда собралась внизу - на Линксе и Туринге делаем попытку взять перевал в обратном направлении, от результата зависит, сможем ли вернуться обратно этой же дорогой, или придется делать крюк и возвращаться через более пологий Умбозерский перевал. Получилось. Активно, но без фанатизма, движемся по восточным отрогам Хибин, отрабатывая прохождение серьезных боковых уклонов. Главное – правильно вычислить глубину снега и наличие под снегом камней, от этого зависит безопасная скорость, при которой снегоход не убивается при ударе о пропущенный камень. Судя по следам – впереди нас резвится группа на спортивных снегоходах.

Делаем попытку взять перевал Южный Рисчорр с Востока, но неудачно, в глубоком снегу на склоне вязнут даже Линксы с их длинными гусеницами. Возвращаемся вниз по отрогу и натыкаемся на Питерскую команду, сосредоточенно пытающуюся залечить мылом трещину в пробитой о камень коробке одного из BRP, желаем им удачи (больше ничем реально им помочь не можем) и возвращаемся на Куэльпорр через перевал Северный Рисчорр.

Вечером, в столовой у горящего камина, Audrius (у которого небольшой бизнес с квадрами в Ливии) пытается выяснить отношение швейцарских лыжников, живущих в гостинице, к теме недавнего обострения отношений между Ливией и Швейцарией, но швейцарцы уходят от разговора. Ужинаем без фанатизма со спиртным и заваливаемся спать – завтра серьезный дневной перегон.

За день по склонам и перевалам Хибин пройдено около 70 км.

День второй, 14 марта. Ранний подъем, завтрак, короткие сборы и старт от Куэльпорра. Умбозерский перевал проходим, что называется, на рысях. Мороз около -25, солнечная погода, но на фотосессии время не теряем – дневной перегон предстоит около 160 км. Долина ручья Северный Каскаснюнйок после недавней метели занесена свежим снегом, но в солнечную погоду иногда неплохо читаются старые снегоходные следы. Да и после трех зимних экспедиционных сезонов в этом районе временами просто не включаю навигатор, иду по памяти. В лесной зоне идем настолько быстро, насколько позволяет богатый рельеф.

От Куэльпорра до выхода на лед Умбозера в районе мыса Тулиньярк добираемся за 1,5 часа, это в 2 раза быстрей, чем с обычными командами. На маленьких озерах возле Тулиньярка после недавней метели выступила на лед вода. Несколько дней назад, с предыдущей группой, попал там в засаду, в мокрой снежной каше на льду застряло 3 снегохода из 5, пока выбирались – набрали полные боты воды и сушились у костра. Сегодня для экономии времени решаю обогнуть Тулиньярк по льду Умбозера. Пересекаем лыжный след, оставленный неделю назад группой белорусских туристов из шести человек, четверо из которых 8 марта погибли под лавиной в одном из ущелий Ловозерского горного массива. Догоняем группу лыжников, тоже белорусы, студенты. В свете последних событий интересуются наиболее безопасным проходом на Сейдозеро, приходится почитать им небольшую лекцию о лавинной безопасности, объясняю, как на взгляд оценить лавиноопасность склона. Желаем друг другу удачи и уходим каждый на свой маршрут.

Пересекаем Умбозеро. Яркое солнце, мороз такой, что приходится под обычную омоновку одевать еще одну шерстяную маску.

Радость оттого, что едем хорошо и быстро внезапно сменяется обломом. В полном смысле этого слова. Подъезжает отставший Audrius на Трансспорте с перекошенной подвеской. Центральная деталь подвески, на которую одеты пружины, и к которой крепятся амортизатор и реактивная тяга, лопнула пополам. Заводской брак. Хорошо, что встали в зоне связи. Звоню в Ревду, договариваюсь насчет ремонта сразу с двумя дружественными сервисами (пока не ясен объем и характер работ).

Сокращаю и облегчаю часть маршрута до Ревды, после чего на 4 часа зависаем на ремонт в авто сервисах Александра Пилицина и Владимира Цыпнятова.

Закончив ремонт, по еле видимому рыбацкому снегоходному следу пролетаем 25 км до села Ловозеро за 45 минут (обычно этот участок проходим с туристами не меньше, чем за пару часов).

На заправке заливаем баки и запасные канистры под пробки, всего входит 300 л бензина. Немного времени уделяем, чтобы посмотреть на оленей в корале, но вид диких животных в неволе на ребят впечатления не производит.

Уже в сумерках выдвигаемся из Ловозера в направлении оленеводческой базы Полмос, где для нас уже натоплены дом и баня и приготовлен ужин. Мысли о вкусной и здоровой пище заставляют палец сильней давить на манетку газа, летим по льду озера Ловозеро, придерживаясь рыбацкого следа. Внезапно чувствую, что снегоход начинает проседать в мокрую снежную кашу, пропитанную водой – под снегом на лед выдавило воду. Вариант один – газ до отказа и вперед. Ребята, уже побывавшие в подобных ситуациях, тут же ускоряются следом. Проскочили.

Перекур на берегу, осматриваем снегоходы. Снова неудача – Andrius докладывает, что с багажника его Туринга оторвалась 20 -литровая канистра с бензином. Существенная потеря, разворачиваюсь и еду искать.

Темнота быстро сгущается и мне до сих пор непонятно, как удалось на ходу разглядеть канистру в снежной каше под водой. Подъезжаю, не глушу двигатель и спрыгиваю со снегохода на ходу, иначе снегоход провалится в воду. Добредаю до канистры, проваливаясь почти по колено в хлюпающую снежную кашу, бодрящая водичка потихоньку начинает просачиваться в боты.

Закрепляю канистру на своем Линксе, осторожно даю газ, запрыгиваю на ходу на снегоход –– получилось! Снегоход сначала немного пробуксовывает, но уверенно ускоряется.

Последующие 70 километров и два часа перегона до Полмоса прошли, как в полусне. Ровный шум двигателя, бескрайняя тундра с редкими и небольшими островками чахлого березняка в свете фар, подъемы и спуски на пологие сопки, красная линия трека на навигаторе, усиливающийся мороз и постепенно замерзающие мокрые ноги. На Полмос приехали в 22.30, вспугнув прямо около домиков большую стаю полярных куропаток, на градуснике – 35. Ребята садятся за стол в хорошо натопленном доме, а я бросаюсь в баню, раздеваюсь прямо в парной и отогреваю ноги, а заодно и все остальное. Отогрелся, уже засыпая, за столом что-то поел и чем-то запил. Снов не видел.

За 2 дня пройдено 230 км.

День третий, 15 марта.

Оленеводческая база Полмос. Утро радует хорошей погодой, на градуснике всего – 15, видимость – до горизонта. Со снегом в первой половине сегодняшнего перегона не повезло – жесть, как стиральная доска после недавней метели, наст легко выдерживает вес человека. Ехать больше 40км/час не комфортно, поэтому едем не спеша, погрузившись в созерцание бескрайней ТУНДРЫ. Деревьев и кустов практически нет, временами по целому часу в пейзаже нет ни единого темного пятна. Белизна снега сливается с белизной неба, ориентиров никаких. Глядя на стрелку навигатора выбираешь точку на горизонте и движешься к ней. Живности по пути встречаем немного.

Стремительно бросается прочь росомаха, но по такому жесткому снегу ее на снегоходе не догнать, можно переломать подвеску. Подымаем несколько стай полярных куропаток. Время от времени останавливаемся на фотосессии. Заглядываем в рыбачью избу на Корозере, подъезжаем осторожно – нас предупредили о промоинах во льду в самой узкой части озера.

После Корозера – узкого озера длиной около 20 км рельеф заметно меняется. Тундра уступает место небольшим сопкам с отвесными каменными стенками, спускающимися к многочисленным озерам. Трек петляет по озерам и между сопками, постепенно начинаем спускаться к морю. Без остановки проскакиваем мимо домиков нахлыстового сёмужного лагеря на реке Рында, где нам предстоит сегодня ночевать, наша цель – Ледовитый Океан!!!

Просто захватило дух, когда выехали на одну из сопок, и за покрытым снегом берегом открылся бескрайний морской простор. Сочетание мороза, покрытого снегом берега и водной глади до горизонта завораживает. Баренцево море у побережья Кольского полуострова не замерзает даже в самые лютые морозы - Гольфстрим, однако. Стояли молча, слов нет, чтобы выразить весь восторг. Спускаемся в бухту. Начавшийся отлив уже обнажил метров 50 песка, поэтому решаем к воде не подъезжать, чтобы обмакнуть в Океан лыжи - для снегоходов езда по песку не полезна. В фото сессиях на берегу зависли часа на полтора,

Но мысли об ужине в конце концов заставили направить снегоходы в сторону нахлыстового лагеря Рында, насчитывающего полтора десятка домиков. Электричество (дизель – генератор), спутниковое телевидение, уютные теплые дома, баня. Зимой в этот лагерь частенько заглядывает народ на снегоходах, мы – не исключение. Всю зиму в лагере дежурят Николай и Люба Гордеевы, возле дома вертится собака Чернушка.

Выслушиваем рассказ Николая о том, как летом местный Тузик познакомился в тундре с волком. Подружились, вместе бегали по тундре по своим делам, задравши хвосты, играли. Пришла зима, длинная и холодная. Волк проголодался – и съел Тузика, потом съел щенка, потом попытался съесть Чернушку, но Николай услышал визг собаки и успел ее отбить. На деревянном крыльце остались глубокие следы когтей, это Чернушка пыталась уцепиться за крыльцо, когда волк схватил ее зубами за бок и тащил в тундру. Теперь Чернушка от людей не отходит ни на шаг. После жаркой бани - изумительный УЖИН!!! Рыба, мясо, грибы, компот из морошки, компот из черники – где уж тут похудеть!

Ложимся спать в уютных двухместных комнатах, сплошь увешанных фотографиями из рыболовных журналов под вой начинающейся пурги.

За 3 дня пройдено 332,8 км.

День четвертый, 16 марта.

К утру пурга разыгралась еще сильнее, видимость минимальная. Мороз около – 15. Снегоходы пришлось откапывать из сугробов.

Прощаемся с Николаем и Любой и покидаем гостеприимную Рынду. Поднявшись на вершину сопки в точку, которую показал на карте навигатора Николай, действительно обнаруживаем там неплохой сигнал Мегафона. Докладываю домой, что у нас все в порядке и уходим по треку в метель. Местность, по которой проезжали вчера вечером, сегодня просто не узнать.

Продвигаемся между сопок и озер, задачу осложняет то, что сегодня едем на юг, карта в навигаторе перевернута вверх ногами и при движении на снегоходе практически вслепую по сложному рельефу далеко не всегда сразу соображаешь, куда в этом распадке поворачивать – направо или налево. Тем не менее, на ёжиков в тумане мы не похожи и к обеду добираемся до избы на Корозере, где и садимся за стол, дров в этих местах нет, поэтому печку не топим, но стены защищают от ветра.

Погода понемногу налаживается. На Полмос возвращаемся часам к пяти вечера. Заправляемся бензином из бочки, которую для нас сюда привезли из Ловозера оленеводы. Проверяем снегоходы и снаряжение. Уделяю время, чтобы разобраться со спутниковым телефоном. Система GlobalSat в наших краях работает не совсем хорошо, похоже, что телефон ловит всего один спутник. Связь есть около 10 минут каждые пол часа. Не густо, но и это уже хорошо. В домике тепло и уютно. После ужина с котлетами из оленины быстро потянуло в сон.

За 4 дня пройдено 430 км.

День пятый, 17 марта.

Метель не утихает, видимости практически нет – белая мгла.

Сегодня мы уходим от Полмоса на юго – восток, пересечем озеро Лявозеро, мимо оленеводческой избы на Поросозере, по льду Колмозера и Кетькозера и далее по тундре должны будем подойти к «Золотой роте» (брошенной радио – технической части в Кейвах) и перевалить через плоскогорье Кейвы в районе Длинного хребта. Отсюда через оленеводческую базу Семиостровье до села Краснощелье (финальной точки сегодняшнего перегона) около 60 км. От Полмоса до Лявозера пробираемся практически на ощупь, видимости нет, благо, тундровый рельеф не сложен. За озером натыкаемся на оленеводческую избу.

По традиции не проезжаем мимо, останавливаемся, чтобы поговорить с пастухом: о погоде, об охоте на куропаток, о браконьерах, разгоняющих снегоходами оленьи стада.

От Полмоса до Длинного хребта трека нет – я в этих местах впервые, прокладываю рут всего из нескольких точек, в тундре этого достаточно. Вскоре погода налаживается, выглядывает солнце – и снова тундра до горизонта. По склону сопки, через невысокий, но густой березняк прорываемся к избе на Поросозере. Около избы местная оленегонная лайка лениво что-то обгладывает.

Перебрасываемся парой слов с оленеводами – и вперед. Проскакивает предательская мысль: «Хорошо едем!», и это опять, к сожалению, ненадолго. На льду Колмозера глючит мой навигатор. Проблема с питанием. Такое впечатление, что плохой контакт в схеме питалки. Едем под прикрытие берега (метет слегка) и с помощью ножа, скотча и какой-то матери пытаемся все наладить. Потрачен час, но положительный результат не получен.

Определяем свое местоположение с помощью навигатора Garmin Zumo, который снимает со своего снегохода Audrius, примерно находим эту точку на 5 километровой карте, берем азимут и движемся в сторону Длинного хребта, используя Garmin Zumo в качестве компаса. Слегка промахиваюсь в западном направлении и на плоскогорье подымаемся в районе Песцовой Кейвы, по которой одиноко бродит дикий олень. На южных склонах Кейв после метели много свежего снега, временами глубже, чем по пояс. Осторожно пробираюсь первым через березняк, вторым идет Algirdas, длинными гусеницами двух Линксов хорошо утаптываем тропу для Туринга и Трансспортов. Знаковое для нас место – в прошлом году с этой же командой от Ловозера до Длинного хребта 150 км проскочили за 3,5 часа, а затем 7 км до Семиостровья пробивались еще 3,5 часа, проваливаясь в свежий снег почти по грудь. Подо мной тогда в километре от базы оленеводов умер моторчик на инструкторском Линксе Рэйнджере.

Больше суток просидели в избе, вызывали помощь по спутниковому телефону, топили печь, спали на нарах на оленьих шкурах, вывозили на санях убитый снегоход, но весь маршрут экспедиции прошли до конца. После выхода из березняка становимся на достаточно свежий след оленеводов, которые гнали оленье стадо из кораля в Семиостровье на Краснощелье.

Вскоре след уходит в противоположную сторону, на запад, но кругом снежная целина в зоне приполярной тайги, многочисленные ручьи, решаем держаться следа, в крайнем случае, выйдя из зоны леса, по болотам уйдем по целине на юг, на зимник Ловозеро – Краснощелье, там должно быть накатано. По льду речки Ельйок начинается настоящая гонка - под снегом вода, идем в полный газ, пока не выскакиваем на берег.

Долгожданные болота! По ним идется гораздо легче, но тут вдруг начинается постепенное умирание моторчика Линкса Рэйнджера. Доливал масло во все снегоходы при выезде с Рынды, у всех сейчас по пол бака, а на Рейнджере – пустой бак. Доливаем масло, не без проблем заводимся. Пересаживаюсь на Рейнджер, пытаюсь найти такой режим работы двигателя, который максимально продлит ему жизнь. Получается, 25 км до Краснощелья идем практически без остановок и въезжаем в село уже в сумерках.

Баня, УЖИН!!!. Питанию в Краснощелье можно уделять отдельную главу – оленина, лосятина, различные виды рыбных блюд, грибы, варенье из морошки и брусники. Все, заканчиваю, слюной можно захлебнуться:).

Село Краснощелье затерялось в тундре в центральной части Кольского полуострова. До районного центра, села Ловозеро - 150 км. Дорог нет, есть снегоходный зимник и авиация. Трактора таскают сани – волокуши, можно добраться сюда и на гусеничных тягачах.

Жителей в Краснощелье человек 600, в основном - коми. Пасут оленей, рыбачат, охотятся, рады гостям. Встречают нас Алексей и Вера. Алексей – лесничий, Вера – директор сельского клуба. Мы с ними знакомы уже третий год, во время снегоходных экспедиций ночуем у них с туристами.

С гостиницей в Краснощелье напряженка, до недавнего времени немногочисленных гостей селили в пустующую палату фельдшерского пункта. По нашей просьбе Алексей и Вера оборудовали очень уютный гостевой дом, где мы сегодня и останавливаемся. С подачи «Кольских Экспедиций» люди уже второй год приезжают в Краснощелье для встречи Нового года и Рождества. После ужина делаю попытку снять точки трека из умершего навигатора, но безрезультатно. Созваниваюсь с Кировском, Сергей, партнер по фирме, обещает переслать точки трека по Интернету, благо, Вера имеет туда доступ через модем. Ребята уже спят, не задерживаясь, следую их примеру.

За 5 дней пройдено 587,2 км.

День шестой, 18 марта.

Подъем, завтрак. После частичной разборки убеждаемся в том, что моторчик на Линксе Рэйнджере скорее мертв, чем жив. Algirdas дальше поедет пассажиром. Заправляемся из бочки, которую Алексей привез для нас из Ловозера, договариваюсь с Алексеем об эвакуации умершего Рэйнджера в Ловозеро на санях. Получаем от Сергея точки трека, Audrius и Andrius сразу же садятся за ваяние рута. Ритуальное повязывание ленточек на ветки березы во дворе гостевого дома, снимок на память.

Стартуем. Погода отличная - солнце, мороз около -10, ветра практически нет. Выезжаем из Краснощелья по льду реки Поной (самая длинная река на Кольском полуострове – 425 км) в сторону Каневки по хорошо накатанному путику (так местные называют снегоходные дороги).

Через полтора десятка километров сворачиваем на юг, уходим на болота, движемся по руту. Временами читаю следы снегоходов – две недели назад Сергей вел по этому маршруту еще одну снегоходную команду. Болота – перелески, дважды пересекаем по льду реку Варзугу, выезжая на лед через густой лес по накатанному Сергеем две недели назад следу – это здорово экономит нам время. Наконец выезжаем на лед Сергозера – сюда уже ездит рыбачить народ из Варзуги. Так и есть, в южном конце озера становимся на след рыбацкого Линкса Форест Фокса 440 (легендарный по своей надежности и проходимости снегоход, к сожалению, больше не выпускается). На месте старого городища на высоком холме при въезде в современное село Варзуга в прошлом году в честь 590 – летия села установили позолоченный крест.

Село Варзуга – самое древнее русское поселение на Кольском полуострове. Какое-то время тратим на поиски дома Василия Коновалова, где нам предстоит заночевать. Со льда реки снегоходный след уходит на крутой берег, снег раскатан почти до льда, как на детской горке. С разгона выскакиваю наверх и еле успеваю разминуться с деревянным столбиком, стоящим в аккурат посреди узкой тропы. Оказывается – это спуск, подъем, намного более пологий, и расположен правее, там ребята и подымаются. Разгружаем снегоходы во дворе у Василия – и вперед, к Белому морю, пока не село солнце. Традиционная фото сессия возле Успенской церкви (XVII век, построена без единого гвоздя, шедевр поморского деревянного зодчества) Фото с этого ракурса у меня в архиве только с народом на джипах и мотоциклах, на снегоходах - впервые.

Знакомая по летним экспедициям лесная дорога уводит в сторону Кузомени, песчаная пустыня покрыта снегом – и вот мы уже среди торосов на льду на Белого моря в районе устья Варзуги. Белое море зимой замерзает, но приливы и отливы ломают лед, ставя льдины вертикально. Часто зоны торосов для снегоходов не проходимы. Финальная фото сессия во льдах, просвеченных заходящим солнцем. Algirdas предлагает всем участникам по глотку коньяка и сигары, специально припасенные для такого случая.

Эмоции просто переполняют. Немного грустно от того, что экспедиция уже завершена. Возвращаемся в Варзугу, к Василию.

Баня, УЖИН!!! с семгой соленой, копченой и жареной. Многие наши туристы на финише в шутку жалуются, что это не снегоходная экспедиция – а просто какой-то гастрономический тур . Ночуем в гостевом доме, где летом живут рыбаки, но хорошая печь делает это жилище очень комфортным и зимой. Перед сном выхожу на улицу. Дом стоит на склоне холма, внизу – долина реки, село, церкви – все залито лунным светом. Тишина, даже собаки не лают. Полный покой. Слов нет. Снегоходная часть экспедиции завершена.

За 6 дней пройдено 770 км.

19 марта. Сборы снаряжения, погрузка снегоходов в грузовик. Решено закончить экспедицию именно здесь, в Варзуге. После эффектного финиша на льду Белого моря пара дней возвращения на снегоходах в Кировск в плане драйва и эмоций ничего нового ребятам уже не добавит. Ребят в Кировск везет Сергей на Хонде, я сижу в кабине Мерса, груженого снегоходами, в состоянии легкого транса, пытаясь осмыслить впечатления, полученные за последние дни. Понемногу начинают отходить уставшие мышцы. Отличная погода, море в районе села Кашкаранцы сверкает на солнце торосами, как бриллиантами. Экспедиция закончена, НО! как сказал один хороший человек: «Экспедиция завершена, но это не повод для печали. Мы возвращаемся домой, но каждый оборот колеса приближает нас к новой экспедиции!».

Автор: Константин Кушнир